.

Морская гидрометеорологическая (полярная) станция Югорский Шар открыта в 1913 году по программе II разряда, была расположена на берегу у восточного устья пролива Югорский Шар в 3 км от выхода его в Карское море, между мысами Лакорзали и Яроссель. 3 августа 1989 года станция перенесена на 500 м к северо-востоку от прежнего местоположения. Наблюдения прекращены и станция закрыта 17 мая 1993 года.

В навигацию 1911 года из Архангельска к району строительства будущих станций направился пароход «Веспасиан», арендованный Отделом торговых портов Министерства торговли и промышленности. На борту «Веспасиана» находилась почтово-телеграфная экспедиция, командированная для инженерного обследования местности в трех предварительно намеченных для размещения станций пунктах. 31 августа 1913 года радиостанция Югорского Шара впервые связалась с Архангельском. 4 сентября состоялся первый сеанс радиосвязи между Вайгачом и Югорским Шаром; прием сигналов оказался отличным.

Станция в проливе Югорский Шар располагалась примерно в 37-38 километрах к северо-западу от современного поселка Амдерма на материковом берегу, «спрятавшись» за небольшим островом Соколий. Открывавшийся оттуда для обзора водный горизонт был невелик: просматривался лишь юг пролива на 7 миль, запад пролива и берег Вайгача, а на востоке - часть акватории Карского моря. С установкой 71-метровой радиомачты радиус наблюдений увеличился до 20,4 миль, но из-за трудности подъема на верхушку мачты этим наблюдательным пунктом пользовались крайне редко - обычно наблюдения велись с поста, расположенного на трети ее высоты.

После закрытия полярной станции оборудование перевезено, в основном, на МГ-2 Белый Нос (в т.ч. геофизическое) и Амдерму. Радиомачта, некогда стоявшая здесь – настоящая Эйфелева башня в миниатюре - в настоящее время переломилась пополам и беспомощно уткнулась в землю. Обидно, ведь еще в 1988-м она возвышалась метров на 70–80 и была отлично видна с противоположного берега пролива! Впрочем, и более «современные» постройки 50–60-х годов сегодня тоже брошены. Судя по бумагам, которые попались на глаза в одном полузаметенном снегом бараке, люди оставили эти места в конце 80-х.