.

Большинство историй заброшенных городов — это былины о благородном шахтерском труде, о жизни в кварталах, построенных там, где кроме как грабить матушку-землю, заняться нечем. Таков и Сьюэлл — красивый, уютный, но необитаемый ныне городок в чилийских Андах, на высоте 2250 метров над уровнем моря.

Чили — благополучная страна со стабильной валютой и высоким уровнем кредитного доверия. Это потому, что Чили богата полезными ископаемыми. Треть мировой меди имеет чилийское происхождение. Добывать ее здесь начали еще в 18 столетии. Шахты открывались и закрывались, недостатка в рабсиле не было, а инвестиции поступали, как правило, из США. Медный рудник «Эль Теньенте» (что значит «лейтенант») был известен с 1819 г., но на рубеже веков захирел, хотя руды было еще много. Поэтому декрет минфина Чили от 29 апреля 1905 г. был весьма кстати: «лейтенанта» продали медным генералам из компании «Braden Copper» (США). Построив дороги, офис и склады, американцы реанимировали шахту, наняли работников и обеспечили их жильем. Обогатительный комбинат ежедневно перерабатывал 250 тонн руды, а неподалеку обживались ее добытчики. Так к 1915 г. и возник город Сьюэлл.

Поселение назвали в честь одного из совладельцев фирмы, Бартона Сьюэлла, который накануне скончался. Что интересно, мистер Сьюэлл ни разу в Чили побывать не успел, но именно он дал добро на инвестирование в «Эль Теньенте». В 1918 г. в Сьюэлле уже обитало 14 тысяч жителей.

Город рос ввысь вместе с доходами глубочайшей медной шахты в мире. Одно- и многоэтажные деревянные дома расположились на крутом солнечном склоне горы Керро Негро. Их двери открывались на широкую центральную лестницу, что поднималась от железнодорожной станции. Архитектура ярко окрашенных жилых и офисных зданий наследовала американский стиль 19 века, затем в город пришел и модернизм.

В лучших из домов, «кампаменто американо», проживал высококвалифицированный персонал. Одиноких холостяков селили в общежитиях барачного типа, а семьям давали квартиры в 3-х и четырехэтажках. Любые продукты заказывались по телефону, в магазине нужды не было, работали курьеры. При желании можно было посидеть или потанцевать в ресторане. Дети сотрудников из США ходили в американскую школу, чилийская малышня — в чилийскую. Раз в неделю показывали кино, а одним из любимейших развлечений горняков и их гостей было катание на лыжах. Верующие посещали церковь.

Землетрясения, лавины, убийственные взрывы на шахте… Несмотря на все красоты и зарплаты, жить в Сьюэлле было трудно. Те, кто был побогаче, и мог платить в долларах, для ежедневных подъемов и спусков пользовались автокаррилем — трамвайчиком на дизельном топливе, самым модным видом транспорта в Андах. Остальные ходили пешком. Перепад высот в пределах города составляет 300 метров.

В начале 1960-х Сьюэлл пребывал в зените, но случилось непоправимое, когда в 1967 г. контрольный пакет акций предприятия отошел к чилийскому правительству, активно национализировавшему все и вся. Поскольку шахта «Эль Теньенте» к тому времени «вгрызлась» в гору слишком глубоко, то добываемую руду стало проще вывозить на противоположный склон Керро Негро, куда и были к 1977 году переселены 16 тысяч сьюэльцев.

Медь здесь добывают и теперь, но в небольших масштабах. А город превращен в туристическую достопримечательность. Посетителей со всего мира встречает и провожает бронзовый шахтер в шляпе. Несмотря на строгие правила и покровительство ЮНЕСКО, город-музей Сьюэлл страдает от проявлений мародерства. Привычка брать без спросу вещи «на память» свойственна гражданам любой страны. Особенно если учесть, что к каждому туристу полицейского не приставишь…