.

Жизнь — та же игра, но в ней все намного серьезнее. И поэтому заброшенный шахтерский Хамберстоун на севере Чили, в часе езды от процветающего порто-франко Икике, признан ценным. В 2005 году ЮНЕСКО внесла этот город-призрак в список объектов Всемирного Наследия, присвоив жутковатому месту статус музея под открытым небом. Если вы собираетесь в Чили, не упустите возможность взглянуть на то, к чему приводят мировые экономические бумы. С неба фантасмагорический Хамберстоун смотрится так:

А началось все с того, что человечество испугалось голодной смерти и призвало ученых к решению вопроса о плодородии почв. В первой половине XIX века стало ясно, что необходимый для своего роста азот растения получают не из воздуха, а из почвы, и его нужно как-то возвращать в поля и сады. Решением проблемы стала селитра, из которой веками делали порох. Но она была дорогой до тех пор, пока в 1830 г. на границе Чили и Перу не обнаружились изобильные селитряные копи. Пласты знаменитой чилийской натриевой селитры метровой толщины созревали веками в пустыне Атакама, где никогда не бывает дождей.

Нитратный бум позапрошлого века был сродни золотой лихорадке. Считалось, что запасы селитры в Чили превышают 90 млн. т. и этого добра миру хватит чуть ли не навсегда. В 1872 г. Джеймс Томас Хамберстоун создал компанию, которая надолго обосновалась в 48 километрах от океана. Городок рос, как злак на удобрениях. В поисках заработка сюда съехались тысячи горняков из Перу, Чили и Боливии, сформировав особый культурный оазис, мужая в борьбе не столько за достаток, сколько вообще за жизнь в этой безводной местности. В то время как селитряные короли строили себе дворцы на берегу Тихого океана и предавались всяческим излишествам.

Здесь был свой язык, свои таможни и законы, здесь было так много денег, что горняки после рабочей смены могли позволить себе сходить не только в кабачок, но и в театр. В театре все отлично сохранилось — и зал, и сцена, и занавес.

Привозной водой наполняли плавательный бассейн и проводили соревнования с награждением самых быстрых в пустыне Атакама пловцов.

По воскресеньям и праздникам сотни и тысячи прихожан посещали местный храм, ныне отреставрированный.

Десятками тонн увозилась отсюда селитра по узкоколейке в порт Икике.

Своего расцвета городок Хамберстоун достиг в 1930-40 гг. В то время, как прежняя экономическая модель погрязла в Великой Депрессии и азотные удобрения стали получать путем аммиачного синтеза, Хамберстоун пережил модернизацию и избежал банкротства. Но истощение запасов натриевой селитры к добру не привело, и в 1958 г. чилийцы свернули ее добычу на этом месторождении. В одночасье без работы остались 3 тысячи горняков. Хамберстоун опустел.

В 1970 г. экономика самой длинной страны в мире переживала тяжкие часы, и чилийские власти, надеясь заработать на туристах, вспомнили о городе-призраке, объявив его национальной достопримечательностью. Каждый год в ноябре здесь случается фестиваль, в музей под открытым небом съезжаются те, кто здесь трудился и жил. На площади перед театром играет оркестр, в местном отеле не остается свободных номеров, толпы туристов с фотоаппаратами покупают сувениры на местном рынке, бродят по улочкам и удивляются.