.

photoВ картах указано, что к селу ведёт автомобильная дорога «с покрытием», а население составляет более 500 человек.
Возможно, так и было, но в советское время.
Сейчас же к селу ведёт просёлочная дорога без какого-либо покрытия, а некогда крупное село представляет из себя десятки заброшенных домов, разрушенный храм и затерявшийся в зарослях памятник ВОВ. Из более чем 30 домов, в 2-3 живут, доживающие свой век, старушки.

Любопытные метаморфозы случались с этим населённым пунктом. В восемнадцатом (а возможно, и в семнадцатом) веке стояла на реке Сопше деревня Гласково и входила она в состав Поречского округа Шуцкого стана. В конце восемнадцатого века старанием секунд-майора Герасима Андреевича Мицкого здесь возведён храм в честь Ахтырской иконы Божьей Матери, что повысило деревню в ранге, она стала селом Поречского уезда и с какого-то момента начала именоваться ГлаЗково.

В 1930 году постановлением Смолоблисполкома Ахтырскую церковь перепрофилировали в местный клуб. Таким образом, Глазково лишилось сельского статуса и снова превратилось в деревню ГлаСково. Здесь следует заметить, что после революции понятия "село" и "деревня" уже не определялись наличием или отсутствием храма, скорее, размерами данного населённого пункта: большой попадал в разряд села, маленький становился деревней. Но почему и когда вернулись к старому названию – вот вопрос. По версии одной из местных жительниц, сославшейся на своего деда, такое имя деревня получила от голоса (гласа) колоколов Ахтырской церкви, звон которых слышен был за несколько десятков километров. Однако до революции, то есть во времена колокольного звучания, село называлось ГлаЗково. А когда храма не было – ГлаСково. Такая вот топонимическая загадка. Однако оставим эту проблему специалистам.
Из архивных документов следует, что первым известным владельцем сельца Гласково был упомянутый выше Герасим Андреевич Мицкий. Даже скудные сведения, дошедшие до нас, дают основание назвать его любопытной личностью. В 16 лет (в 1739 году) он вступил в Смоленский шляхетский гарнизон солдатом, где вскоре "произведён в унтер-офицеры". Затем служил в Рославльском драгунском шквадроне, сформированном смоленским воеводой Салтыковым "для всегдашней пограничной предосторожности и содержания форпостов и других пограничных же надобностей". Денежного оклада за эту службу не полагалось. Может быть, именно это обстоятельство вынудило двадцатидвухлетнего Мицкого совершить не совсем благовидный поступок. Имея в наличии 250 крепостных душ, он "показал" только 25 душ. В то время крепост¬ные крестьяне платили так называемую подушную подать - налог, который их помещик должен быть внести в государственную казну. Видимо, наш герой посчитал такой расклад несправедливым и перевёл в государственный карман только десятую часть необходимых сборов, остальное же использовал для собственных нужд. Однако государство тогда строго блюло свои интересы. Ухищрения Герасима Мицкого обнаружились, сам он с позором был "выключен" из шквадрона и отправлен "в галерную работу". А ссылка на такого рода гребной военный корабль являлась аналогом каторги.
Но, судя по всему, вынужденной греблей Мицкий занимался недол¬го. Он опять поступает на военную службу, с которой был уволен в 1757 году в звании секунд-майора (в армии российского государства XVIII века офицерский чин, следующий за чином капитана) с формулировкой "по болезни". Выйдя в отставку, он начинает активно скупать землю в Поречском округе, где уже владел наследственными имениями, в том числе и Гласковом. Доверяя предпринимательской сметке племянника, ему отписывали свои земли и бездетные дядья.
В 1793 году Г.А. Мицкий подал прошение в Смоленское дворян¬ское депутатское собрание о внесении его фамилии в дворянскую родословную книгу. В этом прошении он, ссылаясь на данные четвёртой ревизии, указывает свои довольно обширные владения (только в селе Гласкове и прилегающих к нему шести деревнях проживали 185 мужчин и 200 женщин). Однако и здесь Герасим Андреевич не может не слукавить: он почему-то делает себя моложе на тринадцать лет. Объяснение этой выходке можно найти в слухах об адюльтерных похождениях гласковского помещика. Он был женат на Дарье Григорьевне Мицкой (возможно, дочери своего троюродного брата). Но местные жители почему-то вспоминают некую Ольгу, которую Мицкий буквально похитил у своего соседа, предварительно споив того до положения риз.